Независимая гарантия: Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии

Как известно, еще 1 июля 2015 года, в гражданский кодекс были внесены изменения, касающиеся изменения банковской гарантии на независимую.

Независимая гарантия – это способ обеспечения исполнения обязательства.

Главное отличие независимой и банковской гарантии заключается в том, что первые могут выдавать любые коммерческие организации (п. 3 ст. 368 ГК РФ), а вторые — только банки и кредитные организации, получившие лицензию ЦБ РФ.

Еще одно отличие независимой от банковской гарантии в том, что последняя касается более узкого круга обязательств (госзакупки, тепло- энергоснабжение), в то время как независимая обеспечивает свои обязательства, которые вытекают из обязательственных правоотношений организаций и граждан.

За последнее время собралось достаточное количество судебной практики по независимым гарантиям. Верховный Суд РФ обобщил судебную практику и выработал 17 правовых позиций (Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии, утв. Президиумом ВС РФ 05.06.2019) по вопросам применения законодательства о независимой гарантии

В целях обеспечения единообразных подходов к разрешению споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии, судам следует исходить, в частности, из следующего:

  • для возникновения обязательства из независимой гарантии достаточно одностороннего волеизъявления гаранта, если иное прямо не предусмотрено в тексте самой гарантии;
  • обязательство из независимой гарантии нельзя признать отсутствующим по мотиву неуказания наименования бенефициара в тексте гарантии, если достоверно установлено лицо, в пользу которого эта гарантия была выдана;
  • начало срока действия независимой гарантии может определяться моментом совершения бенефициаром действий, относящихся к исполнению основного договора;
  • требование об определении в независимой гарантии денежной суммы, подлежащей выплате бенефициару, считается соблюденным, если условия гарантии позволяют установить эту сумму на момент исполнения обязательства гарантом;
  • сами по себе недействительность или незаключенность соглашения о выдаче независимой гарантии, подписанного принципалом и гарантом, не свидетельствуют об отсутствии обязательства из гарантии;
  • нарушения, допущенные при выдаче независимой гарантии, могут быть противопоставлены требованию бенефициара о платеже по гарантии, если он являлся стороной соглашения о выдаче гарантии и знал об этих нарушениях;
  • условие банковской гарантии, обеспечивающей исполнение государственного контракта, о приложении к требованию о платеже оригинала гарантии на бумажном носителе является ничтожным;
  • обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит от того основного обязательства, в обеспечение исполнения которого выдана гарантия, даже если в самой гарантии содержится ссылка на это обязательство;
  • денежные суммы, уплаченные гарантом бенефициару по независимой гарантии, возмещаются принципалом в порядке, предусмотренном ст. 379 ГК РФ. Соответствующее возмещение не может быть квалифицировано в качестве неосновательного обогащения гаранта, если он произвел выплату по гарантии согласно ее условиям;
  • расходы принципала на оплату банковской гарантии по государственным (муниципальным) контрактам, прекращенным по обстоятельствам, за которые отвечает бенефициар, являются убытками принципала, подлежащими возмещению бенефициаром;
  • банкротство лица, выдавшего независимую гарантию, которое наступило в период действия гарантии, не является основанием для прекращения обязательств из гарантии, но свидетельствует о снижении обеспечительной функции гарантии и может являться основанием для перерасчета согласованной ранее платы за выдачу гарантии.
вверх